3 мая 2011 г.

ПАВЕЛ ФИЛОНОВ

Павел Николаевич Филонов (8 января 1883, Москва — 3 декабря 1941, Ленинград) — русский, советский художник (художник−исследователь, как он официально именовал себя сам), поэт, один из лидеров Русского авангарда; основатель и теоретик аналитического искусства — уникального реформирующего направления живописи и графики первой половины XX века, оказавшего и оказывающего заметное влияние на творческие умонастроения многих художников и литераторов новейшего времени.
Композиция. Корабли, 1913-1915. Масло на холсте. Государственная Третьяковская галерея. 117 × 154 см

Пир королей, 1913. Масло на холсте. Русский музей. 175 × 215 см
Животные, 1930. Масло на бумаге. Русский музей. 67,5 × 91 см



"Ударники", 1935 Масло на холсте. Русский музей.72 х 82 см

Лица, 1940. Масло на бумаге. Русский музей. 64 × 56 см
Крестьянская семья, 1914. Масло на холсте. Русский музей. 159 × 128 см
Мужчина и женщина, 1912-1913. Акварель, тушь, перо, кисть на бумаге. Русский музей. 31 × 23,3 см
Формула современной педагогики, 1923. Тушь, перо, кисть на бумаге. Русский музей. 17,5 × 20 см
Лошади, 1924-1925. Акварель, тушь, перо на бумаге. Русский музей. 5,6 × 13,5 см
Две головы, 1925. Масло на бумаге. Русский музей. 70,5 × 44 см
Головы, 1910. Масло на картоне. Русский музей. 28,5 × 47,5 см
Автопортрет, 1921
Портрет Евдокии Глебовой (сестра художника), 1915. Масло на холсте. Русский музей. 117 × 152,5 см




















В марте 1914 года П. Филонов, А. Кириллова, Д. Н. Какабадзе, Э. Лассон-Спирова (участница выставки «Союза молодёжи») и Е. Псковитинов выпустили манифест «Интимная мастерская живописцев и рисовальщиков „Сделанные картины“» (пометка: «Изд. „Мировый расцвет“», на обложке репродукция — филоновский «Пир королей»). Эта первая печатная декларация аналитического искусства — единственное свидетельство существования общества, где провозглашается реабилитация живописи (в противовес концепции и методу К. Малевича, «живописному анекдоту» В. Татлина) — «сделанных картин и сделанных рисунков»:
Цель наша — работать картины и рисунки, сделанные со всей прелестью упорной работы, так как мы знаем, что самое ценное в картине и рисунке — это могучая работа человека над вещью, в которой он выявляет себя и свою бессмертную душу. ...Относительно живописи мы говорим, что боготворим её, введённую и въевшуюся в картину, и это мы первые открываем новую эру искусства — век сделанных картин и сделанных рисунков, и на нашу родину переносим центр тяжести искусства, на нашу родину, создавшую незабываемо дивные храмы, искусство кустарей и иконы.
Каждое прикосновение к холсту, по Филонову, — «единица действия», атом — всегда действует формой и цветом одновременно. Впоследствии (в «Докладе» 1923 года, и в дальнейшем) П. Филонов развивает тезисы манифеста: «Упорно и точно рисуй каждый атом. Упорно и точно вводи выявленный цвет в каждый атом, чтобы он туда въедался, как тепло в тело или органически был связан с формой, как в природе клетчатка цветка с цветом». Филонову важны методы, которыми действует природа, а не её формы. Художник указывает на то, что для него нет принципиальной разницы между формой, которой творят — «крайне правый реалист и левый беспедметник, и все существующие разновидности всех течений и мастеров во всех и в любом способе и сорте применения материала и в искусстве, и в производстве — все поголовно работают одною и тою же и только одною лишь реалистическою формой, иной формы нет и не может быть…»
В 1915 г. Филонов пишет «Цветы мирового расцвета» (х., м., 154,5 × 117 см.), которая войдёт в цикл «Ввод в мировой расцвет»; осенью 1916 г он мобилизован на войну и направлен на Румынский фронт рядовым 2-го полка Балтийской морской дивизии. Павел Филонов принимает активное участие в революции и занимает должности председателя Исполнительного военно-революционного комитета Придунайского края в Измаиле и т. п.
В 1918 г он вернулся в Петроград и принял участие в Первой свободной выставке произведений художников всех направлений — грандиозной выставке в Зимнем дворце. Виктор Шкловский приветствует художника, отмечая «громадный размах, пафос великого мастера». На выставке были представлены работы из цикла «Ввод в мировой расцвет». Две работы: «Мать», 1916 г. и «Победитель города», 1914—1915 гг. (обе — смешанные техники на картоне или бумаге) были подарены Филоновым государству. В 1922 г. он дарит также две работы Русскому музею (в том числе — «Формулу петроградского пролетариата», 1920—1921 гг. — х., м., 154 × 117 см.); заметим, что все основные работы Филонова, находятся в ГРМ, по завещанию самого художника и благодаря сохранившей эти работы сестре Филонова — Глебовой, Евдокии Николаевне (1888—1980).
К 1922 г. относится попытка Филонова реорганизовать живописный и скульптурный факультеты Академии художеств в Петрограде — безуспешная; идеи Филонова не находят официальной поддержки. Но Филонов прочёл ряд лекций по теории и «идеологии» аналитического искусства. Конечным результатом была «Декларация „Мирового расцвета“» — наиболее важный документ аналитического искусства. Филонов там настаивает, что, кроме формы и цвета, есть целый мир невидимых явлений, которые не видит «видящий глаз», но постигает «знающий глаз», с его интуицией и знанием. Художник представляет эти явления «формою изобретаемою», то есть беспредметно.
Попытка художника зрительно воссоздать параллельный природе мир, то есть уйти от реальности в изобретаемое, отвлечённое, несмотря на революционно-пролетарскую фразеологию Филонова, становится опасной утопией. Постепенно вокруг художника воздвигается стена изоляции и отвержения. Филонов пытается удержаться, создавая группу «мастеров аналитического искусства» — МАИ; в 1927 г. эта группа филоновцев выставляется в Доме печати и участвует в постановке «Ревизора» Гоголя. Позже Филонов курирует работу учеников (в том числе Павла Зальцмана), иллюстрировавших карело-финский эпос «Калевала».
Сам Филонов не принимает заказов и преподаёт бесплатно; он получает изредка пенсию, как «научный работник 3-го разряда» (или же — «художник-исследователь», согласно Филонову).
Мастер голодает, экономит на чае и картошке, питаясь лепёшками, но не забывая о щепотке махорки… Он часто пишет масляными красками по бумаге или картону (многие шедевры, как «Формула империализма», 1925 г., 69,2 × 38,2 см; «Нарвские ворота», 1929 г., 88 × 62 см; «Животные», 1930 г., 67,5 × 91 см; одна из последних работ Филонова — «Лики», 1940 г., 64 × 56 см.).
К этому периоду относятся так же важные работы на холсте, как два варианта «Формулы весны», 1927—1929 гг. (второй монументальный холст — 250 × 285 см.), «Живая голова», 1923 г., 85 × 78 см; динамичное — «Без названия», 1923 г, 79 Х 99 см и «Композиция», 1928—1929 гг., 71 × 83 см.
Филонов умер от голода в блокадном Ленинграде 3 декабря 1941 года; похоронен на Серафимовском кладбище, вблизи церкви на 16 участке вместе с сестрой Е. Н. Филоновой-Глебовой.




Велимир Хлебников о Филонове:

"...Я встретил одного художника и спросил, пойдет ли он на войну? Он ответил: «Я тоже веду войну, только не за пространство, а за время. Я сижу в окопе и отымаю у прошлого клочок времени. Мой долг одинаково тяжел, что и у войск за пространство». 

Он всегда писал людей с одним глазом. Я смотрел в его вишневые глаза и бледные скулы. Ка шел рядом. Лился дождь. 

Художник писал пир трупов, пир мести."

Комментариев нет:

Отправить комментарий

NEXT. BACK HOME